Районы Москвы | Лефортово

Герб района ЛефортовоРайон Лефортово на карте Москвы

Лефортово — один из старейших районов Москвы, расположен на берегу Яузы в Юго-Восточном административном округе. Район занимает территорию в 915 гектаров, в нём насчитывается 72 улицы. Население района в 2014 году составляло около 92 тысяч человек. Граница района Лефортово проходит: по оси полосы отвода Нижегородского направления Московской железной дороги (МЖД), далее по оси полосы отвода подъездной железнодорожной ветки, осям: Перовского проезда и Старообрядческой улицы, южной границе домовладения № 30 по Старообрядческой улице, оси полосы отвода подъездной железнодорожной ветки, оси полосы отвода Курского направления МЖД, оси русла реки Яузы, осям: Госпитальной улицы и улицы Госпитальный вал, оси полосы отвода пассажирских путей Рязанского направления МЖД, оси полосы отвода Малого кольца МЖД до Нижегородского направления МЖД.

История

Своим названием Лефортово обязано выходцу из Европы, уроженцу Швейцарии Францу Яковлевичу Лефорту (1656—1699). Личность его была настолько удивительной, что требует отдельного рассказа.

Предки его происходили из Италии. Прадед Жан-Антуан Лиффорти в середине XVI в. переселился в Женеву, и здесь его сыновья переделали свою фамилию на французский лад, начав именоваться Лефортами. В Швейцарии они стали купцами и завели обширную торговлю. Франц был младшим из семи сыновей Якова Лефорта. До 14 лет он учился в родном городе, а затем, по примеру братьев, должен был пойти по торговой части. Для обучения торговле отец направил сына в Марсель к одному из знакомых купцов. Но юношу тянуло к военной карьере. Франц ушёл от хозяина и несколько месяцев прослужил кадетом в марсельском гарнизоне. Это стало известно отцу. Недовольный своевольством сына, он приехал в Марсель, забрал его в Женеву и заставил вновь заниматься торговлей.

Но всё же переломить сына он не смог. Зимой 1674 г. в Женеву прибыл сын курляндского герцога, с которым Франц, будучи примерно одних лет, быстро сошёлся. Он-то и предложил Лефорту ехать с ним на военную службу в Голландию, где в это время шла война с французами. Отец противоречить сыну герцога не смел, и Лефорт отправился в Голландию. После взятия одной из крепостей он получил краткий отпуск в Амстердам. Там его застало известие о смерти отца, которую Франц переживал очень тяжело. Более с Женевой его ничто не связывало, и он решил окончательно посвятить себя военной службе.

Вскоре подвернулся случай. В Голландию приехал полковник фон Фростен, служивший в России и набиравший охотников для военной службы в далёкой Московии, рисуя желающим заманчивые перспективы. 19-летнему Лефорту он предложил чин капитана, и тот сразу же согласился плыть с ним в Архангельск. Деньги на дорогу ему ссудил один из амстердамских купцов, приятель его покойного родителя.

4 сентября 1675 г., через шесть недель утомительного плавания по бурному морю, Лефорт вступил в Архангельске на русскую землю. Но здесь его ждало первое разочарование. Набранные фон Фростеном будущие офицеры считали, что их пригласили в далёкую страну по поручению царя Алексея Михайловича. Но на месте выяснилось, что здесь ничего об этом не знали. В ожидании ответа из Москвы иностранцев задержали в Архангельске. Мечты о блестящей карьере начинали развеиваться. Никаких припасов у иностранцев не было, и, чтобы они не умерли с голода, местный воевода приказал выдавать на полтора десятка человек по полтине в день, из которых на долю Лефорта приходилось всего три копейки. Ответ из Москвы был получен только в начале зимы. Иностранцев велели прислать в столицу. Лефорту снова пришлось занимать денег на дорогу.

В Москву с товарищами он прибыл на исходе зимы, 26 февраля 1676 г., уже при новом государе — сыне Алексея Михайловича — Фёдоре Алексеевиче. Но тот воевать ни с кем не собирался и не нуждался в новых солдатах. В начале апреля дьяки объявили приехавшим, что в России их услуги не требуются и они могут возвратиться на родину. Однако ехать Лефорту было некуда, а главное, не на что — денег на обратный путь ни у кого не оказалось.

Он поселился в Немецкой слободе. Положение его на протяжении почти двух лет было крайне неопределённым. Через некоторое время Лефорт поступил на службу к приехавшему в Москву датскому послу, обещавшему вывезти Франца в Европу. Но этого не произошло. Затем он служил у английского посла, который дал ему твёрдое обязательство отправить его летом 1678 г. на родину. Но и на этот раз намерение Лефорта не осуществилось. Началась война с Турцией, и московское правительство, опасаясь, что находившиеся в России иностранцы могут поступить на службу к туркам, закрыло границы. Лефорту не оставалось ничего иного, как подать в Иноземный приказ челобитную о принятии его на царскую службу. После наведения справок, в конце 1678 г. его зачислили на службу с чином капитана. Свою роль сыграло и то, что к этому времени Франц женился на родственнице полковника Гордона, давно служившего в Москве и давшего ему хорошие рекомендации.

Следующие два с половиной года он участвует в походах, служит в Киеве, ездит с различными поручениями. Но карьера Лефорта в России всё же шла медленно, и осенью 1681 г. он просит отпуск для поездки на родину. Возвратился он в Немецкую слободу почти через год, в сентябре 1682 г. За это время в Москве многое изменилось — умер государь Фёдор Алексеевич и на престоле после стрелецкого бунта оказались два царя — Пётр и Иван, а всеми делами заправляли царевна Софья и её фаворит князь Василий Васильевич Голицын. Последний хорошо знал Лефорта, и с этого времени служба Франца пошла в гору. В 1683 г. он становится майором, участвует в Крымских походах Голицына, а в 1687 г. его производят в полковники. Но ещё через два года удачная карьера, казалось, рухнула — правительство Софьи пало. Царевна была заточена в Новодевичий монастырь, а главный благодетель Лефорта — князь Голицын был отправлен в далёкую ссылку, откуда уже не возвратился.

С приходом к власти Петра I Лефорту представлялось, что дальнейшее его продвижение по военной линии остановится. Но в действительности всё оказалось иначе. Уже в феврале 1690 г. Лефорт получил чин генерал-майора. Свою роль в этом сыграло то, что у Петра среди прочих было одно ценное качество — он умел подбирать соратников, которые полностью понимали бы его замыслы и намерения и претворяли бы их в жизнь. Одним из них стал Лефорт. Знакомство царя с ним относится к 1690 г. Отважный рубака, говорун и весельчак, человек подвижного ума, увлекательный рассказчик, он завоевал искреннюю признательность Петра, которому всегда был предан. С этого времени вплоть до своей смерти Лефорт становится неизменным спутником государя.

К концу XVII в. относится возникновение Лефортова. Своё название этот район получил от основанной здесь солдатской Лефортовской слободы. Неудачные Крымские походы фаворита царевны Софьи князя В.В. Голицына показали всю непригодность старого стрелецкого войска. По своей сути это были не регулярные войска, а лишь вооружённое ополчение. В мирные годы стрельцы занимались не столько военным делом, сколько торговлей и различными ремёслами. Новое время потребовало создания настоящей регулярной армии. Из «потешных полков» юного царя выросли первые гвардейские полки — Семёновский и Преображенский. Устройство ещё одного полка «нового строя» было поручено Лефорту, и по имени своего командира полк получил название Лефортовского. Он состоял из переодетых в немецкое платье стрельцов и 50 иностранных солдат.

Рядом с Немецкой слободой располагался обширный пустырь на берегу Яузы. Его-то и выпросил Лефорт у царя для постройки зданий, предназначенных для нужд полка. В 1692 г. на Яузе был поселён особой слободой Лефортовский полк. Тут же устроили обширный плац, где проходили военные учения, а по соседству выстроили 500 домов для солдат полка и их семей. Казармы Лефортовского полка были расположены правильными рядами, образуя улицы и переулки. Планировка солдатской слободы с линейными улицами, вдоль которых стояли дома и «светелки» офицеров и солдат, с полковым двором и съезжей избой в центре напоминала военный лагерь. Здесь были впервые применены на практике идеи Петра I о регулярном строительстве. Позднее устройство Лефортова послужило образцом для застройки солдатских районов новой столицы России — Петербурга.

Вскоре по соседству с казармами был организован военный госпиталь. К 1707 г. появились первые деревянные постройки «Военной гофшпитали». При этом госпиталь был не только медицинским, но и учебным заведением — при нём открылись первая в России хирургическая школа, анатомический театр и музей, а также ботанический сад для разведения лекарственных растений. Любопытно, что Лефортовский госпиталь способствовал и появлению новых обычаев — показу театральных представлений. Зимой 1721/22 гг. на святках здешние студенты-медики давали представления. Спектакль 29 декабря происходил в присутствии Петра I А 4 января «молодые люди, которые учатся в гошпитале хирургии и анатомии у доктора Бидлоо», давали комедию «История царя Александра и царя Дария». Рядом с госпиталем в 1711 г. для солдат был построен деревянный храм во имя святых Петра и Павла.

На рубеже XVIII в. Лефортово становится одним из аристократических районов Москвы. Его застройка началась с 1701 г., когда один из сподвижников царя боярин Ф.А. Головин купил у вдовы одного из жителей Немецкой слободы двор на левом берегу Яузы напротив дворца Лефорта. Вскоре здесь была выстроена великолепная усадьба, становившаяся на время приездов царя его любимым местопребывnbsp;прудах скользили шлюпки санием. После смерти Ф.А. Головина в 1706 г. его усадьба запустевает на некоторое время, чтобы возродиться вновь.

После переноса столицы в Петербург Лефортово и его военная слобода теряют свой военный облик. Если первоначально в слободе жили только офицеры и солдаты с их семьями, то уже в первой трети XVIII в. она начинает заполняться по преимуществу ремесленным населением. Уже в 1730 г. здесь из общего числа в 500 дворов около 200 арендовалось ремесленниками, а 38 значатся их собственностью. К середине XVIII в. Лефортово становится местом сосредоточения ткацкой промышленности Москвы.

Тем не менее Лефортово остаётся тем местом, где во время приездов в первопрестольную продолжают жить русские императоры, а также придворная знать. Лефортовский дворец после смерти Лефорта перёшел в казну, а затем достался любимцу Петра I Александру Даниловичу Меншикову. В конце своей жизни Пётр I начал строить напротив него на другом берегу Яузы новый большой дворец. Он получил название Головинского. Ранее здесь располагался двор Головина, который был куплен в 1723 г. казной и расширен новыми постройками в следующем 1724 г. На берегах Яузы был разведен большой сад, вырыты пруды и каналы. Сад доходил до самой Яузы, где соединялся с парком Лефортовского дворца особым мостом на плотах. Так на Яузе образовалась царская резиденция с дворцами вельмож.

Во время краткого царствования внука Петра I — Петра II (1727—1730) Лефортовский и Головинский дворцы становятся постоянным местом пребывания царя и двора. Лефортово играет важную роль в этот период дворцовых переворотов. В большом зале Лефортовского дворца произошло обручение Петра II с княжной Екатериной Долгоруковой, благодаря чему её отец захотел упрочить своё влияние на царя. Но свадьба не состоялась. Петр II заболел ветряной оспой, а 19 января 1730 г., как раз в тот день, на который была назначена свадьба, скончался.

На заседании собравшегося в Лефортовском дворце Верховного тайного совета было решено пригласить на престол племянницу Петра I — герцогиню курляндскую Анну Иоанновну. Новая императрица часто бывала в Лефортове. Но в старом дворце она не жила, а выстроила для себя новую летнюю резиденцию — летний Анненгофский дворец, располагавшийся выше по Яузе.

Вновь Лефортово возрождается при дочери Петра I — императрице Елизавете Петровне. Здесь, в знакомых с детства местах, она решила выстроить себе деревянный дворец. При дворце были устроены театр, многочисленные службы на фоне прекрасно разбитого сада и парка с гротами, беседками и бассейнами, обрамленными камнем. Яуза была тогда чиста и прозрачна. Дворцовый сад окружала красивая железная решётка с бронзовыми воротами, построенными одним из талантливейших учеников архитектора Ф.Б. Растрелли — Алексеем Евлашевым. Всё создавалось здесь с размахом. И в следующее царствование Лефортово остается местом придворной жизни во время частых приездов в Москву Екатерины II. Вокруг дворца по-прежнему сосредотачивались владения вельмож. В Москве конца XVIII в. считалось шесть общедоступных садов. Одним из них был Лефортовский, или Слободской, сад.

Но в 1771 г. Головинский дворец сгорел во время пожара. Двумя годами позже, в 1773 г. на месте деревянного начали строить грандиозный каменный дворец, предназначенный для Екатерины II. По проекту лучшего зодчего екатерининского времени Д. Кваренги была сделана закладка дворца — церемония, представлявшая собой пышный придворный праздник. Однако дворец так и не был полностью закончен, выстроена была лишь часть дома. Строительные работы то возобновлялись, то прекращались — то мешала нехватка денег из-за начавшейся войны с Турцией, то сама императрица охладевала к Лефортову и в её голове возникали планы постройки новых резиденций в Царицыне и Кремле, но при этом все же государыня до самого конца своего царствования заботилась о своей заяузской резиденции и вновь возвращалась к Лефортову. В целом работы велись здесь на протяжении двух с лишним десятилетий и закончились лишь в 1796 г. — в том самом, когда скончалась императрица. Позднее дворец получил название Екатерининского. В работе над ним участвовали виднейшие русские и иностранные архитекторы своего времени (Волков, Жеребцов, Р. Ринальди, Ф. Кампорези, Д. Кваренги и другие).

Несмотря на то что дворец так и не приобрёл окончательного архитектурного облика, он всё же поражает зрителя своей мощью и размахом. Кваренги принадлежит замысел превосходной колоннады здания, являющейся самой большой в Москве. Окончательно она была обработана архитектором Кампорези. Поставленная на высокий цокольный этаж, она производит значительное впечатление спокойным ритмом своих величественных коринфских колони, сложенных из массивных каменных блоков. Строятся в это время в Лефортове и другие здания. Архитектор И.В. Еготов строит в 1798 г. «военную госпиталь», здание которой выглядит почти дворцовым.

Но с окончанием царствования Екатерины II дворцовая жизнь в Лефортове уходит в прошлое. При Павле I Екатерининский дворец был обращён в казармы, называвшиеся «Екатерининскими», а после пожара 1812 г. сюда был переведён Кадетский корпус. С этого времени история Лефортова становится частью истории Москвы.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».