Районы Москвы | Гольяново

Герб района ГольяновоРайон Гольяново на карте Москвы

Гольяново — один из крупнейших по площади и населению район в Москве. Население района - около 160 тысяч человек (2014 год). Расположен в Восточном административном округе между Щёлковским шоссе и Лосиноостровским парком. Примыкает к МКАД. Недалеко от Гольяново находится деревня Абрамцево. На территории района расположен московский автовокзал. Район занимает территорию в 1178 гектаров, в нём насчитывается 22 улицы. Граница района Гольяново проходит: по оси Щёлковского шоссе, далее по оси полосы отвода Малого кольца Московской железной дороги (МЖД), оси полосы отвода подъездной железнодорожной ветки на ТЭЦ-23, южной границе ТЭЦ-23, далее по 59-й просеке, пересекая территорию Государственного природного национального парка «Лосиный остров», городской черте г. Москвы (внешней границе полосы отвода Московской кольцевой автомобильной дороги, включая все транспортные развязки улиц и дорог) до Щёлковского шоссе.

История

Первые сведения о Гольянове, давшем название нынешнему району на востоке современной Москвы восходят к 60-м годам XVII в. Оно названо присёлком дворцового села Покровского-Рубцова. Селение лежало на холмах в верхнем течении реки Сосенки. Кругом шли равнинные места. Восточнее на планах второй половины XVIII в. обозначен впадавший в Сосенку Вешний исток, а северо-восточнее — Безымянный ручей. По их берегам тянулись сенокосы, а севернее присёлка начинался берёзовый и осиновый лес, где водились волки, лисицы и зайцы.

Гольяново располагалось на древней Хомутовской дороге, известной с XIV в. Она пролегала из Москвы к землям по Клязьме. По конечному пункту, селу Хомутову, тракт получил свое название. Позднее он потерял прежнее значение. Главной здесь стала Стромынская дорога, проходившая южнее Гольянова, и Хомутовский тракт стали считать ответвлением Стромынского пути.

Название села производят от слова «гольян», означавшего небольшую рыбку-вьюна. Согласно «Экономическим примечаниям» 1800 г., в верхнем течении Сосенки водились пескари и гольцы. Но вероятнее всего, село получило свое имя по прозвищу первопоселенца. Русское средневековье знает много подобных прозвищ — Карп, Волк, Заяц и т.п.

О ранней истории Гольянова известно очень мало. Переписная книга 1646 г. содержит подробное описание Покровской вотчины. Часть ее находилась севернее Стромынской дороги, на истоке и верхнем течении Сосенки. Но Гольянова в перечне «тянувших» к Покровскому деревень не встречается. Оно упоминается лишь в 1662 г. в документах Патриаршего приказа. Администрацию последнего интересовала построенная в присёлке деревянная церковь и её владения. На содержание храма шла «хлебная руга» из села Покровского, а причту была выделена десятина пашни и десятина покосов. Из документов XVIII-XIX вв. известно, что гольяновской церкви принадлежала земля в пустоши Троицкой на левом берегу Безымянного ручья.

Местный храм был посвящён соловецким чудотворцам Зосиме и Савватию. Это посвящение довольно необычно для храмов к востоку от старой Москвы, ибо нигде более в указанном регионе не встречается. Его приход в 60-е годы XVII в. состоял из 58 дворов. Сюда входили не только жители Гольянова, но и крестьяне окрестных деревень — Черницыной, Абрамцевой, Кобылиной и Орефцевой. Все эти деревни упомянуты в переписной книге 1646 г. и легко локализуются по картам второй половины следующего столетия. Исключение составляет деревня Сыркова, «тянувшая» к Покровскому, но в XVIII в. обратившаяся в пустошь. О деревянной церкви Зосимы и Савватия сохранилось известие 1685 г. Оно находится в расходной книге Приказа Большого Дворца и сообщает о ремонте храма. Плотник Васька Васильев взялся перекрыть верх тесом за 10 рублей. Церковь стояла на самом высоком месте присёлка, к югу от речки Сосенки. В 1776 г. туда передали утварь упраздненной и разобранной Спасской церкви Красносельского дворца.

Гольяновом первоначально владел Приказ Большого Дворца, а затем, в XVIII в., Главная дворцовая канцелярия. Пашня и сенные покосы считались здесь «средственными», а основным богатством являлся близлежащий лес в 1209 десятин, составлявший часть обширного Лосиного острова. По данным конца XVIII в., здесь было 24 двора и 251 душа обоего пола. Крестьяне находились на оброке. Они занимались преимущественно земледелием, и лишь некоторые ткали шёлковые и бумажные материи, «но не на свои капиталы, а берут у купцов». Рассказывали, что, помимо прочего, они занимались браконьерством в окрестных рощах, вырубая лес, видимо, не только для себя, но и на продажу.

Гольяново не считалось доходным владением, и в начале XIX в. оно оказывается в руках частных лиц. В 1805 г. присёлок достался некоему Сергееву, а в 1811 г. оно значится за надворным советником князем Иваном Николаевичем Трубецким. Последний владел и окрестными селениями — деревнями Абрамцевой, Лукиной, Суковой и бывшим присёлком Измайлова Никольским.

Иван Николаевич Трубецкой (1898—1871), дослужившийся до звания генерал-майора, ставший сенатором и бывший одно время орловским губернатором (1842—1849), сохранял черты московского барина — важность, грузность и добродушие. Главным его имением близ Москвы было село Говорово, где находилась усадьба. Но в 1812 г. французы сожгли любимую усадьбу, так что князь был вынужден просить материальной помощи у предводителя дворянства на восстановление имения.

Гольяново же не испытало подобных разрушений. Поэтому туда перенесли усадьбу — построили деревянный барский дом. Присёлок стал селом и одновременно центром всех владений И.Н. Трубецкого в Московском уезде.

Очевидно, помещики являлись и основными вкладчиками на строительство каменного храма, освященного в 1842 г. на южной оконечности села (старый храм находился севернее, на берегу Сосенки). Доныне сохранившаяся церковь (находится на Байкальской ул., 35) выстроена в стиле позднего классицизма. На основной объём кубической формы поставлен крупный цилиндрический барабан, увенчанный сферическим куполом с небольшой главкой. Северный и южный входы украшены портиками с колоннами дорического ордера, упрощенных и монументальных очертаний. Храм имеет два придела: святых Адриана н Натальи (северный) и Богоматери «Живоносный источник» (южный). Местное предание выводит название южного придела от находившегося поблизости целебного ручья.

После постройки в Гольянове усадьбы село сделалось центром небольшой округи и одно время стало быстро расти. Если в 1811 г. за присёлком числилось 22 крестьянских двора, то спустя пять лет (в 1816 г.) в Гольянове имелось 17 дворов дворовых людей, занимавшихся обслуживанием усадьбы, и 30 крестьянских со 180 душами обоего пола.

К середине XIX в. село с деревнями перешло от Ивана Николаевича Трубецкого к его жене Наталье Сергеевне. Вскоре владение было поделено на две части. За княгиней Н.С. Трубецкой остались Никольское и Лукино, в то время как Гольяново с соседними деревнями отошло ее сыну Петру Ивановичу.

Князь Пётр Иванович Трубецкой был довольно заметной фигурой второй половины XIX в. Он дослужился до звания сенатора и чина генерал-лейтенанта. Его женой была Эмилия Петровна Витгенштейн, дочь известного генерал-фельдмаршала князя П.Х. Витгенштейна, участника войны 1812 г. В 1862 г. Эмилия Петровна покупает Гольяново у мужа «с господскими строениями и заведениями», землёю и всеми временнообязанными крестьянами.

На середину XIX в. в Гольянове числилось 16 дворов дворовых людей и 35 крестьянских. Если в XVIII в. село располагалось по обоим берегам Сосенки, то теперь оно лежит только по ее левому берегу, по сторонам дороги, ведущей на юг. На карте 60-х годов XIX в. в северной части села, там, где в XVIII в. стояла деревянная церковь, показаны часовня и кладбище.

Перепись 1869 г. упоминает в Гольянове школу, построенную, очевидно, незадолго до этого. Тем не менее процент грамотности здешних крестьян оставался ниже среднего показателя по Московскому уезду, хотя к концу столетия количество грамотных и учащихся заметно выросло. Каждый третий житель умел читать, считать и писать.

Во второй половине XIX в. Гольяново росло незначительно, в отличие от расположенного рядом Черкизова. К 1869 г. тут насчитывалось 37 дворов и 277 человек обоего пола. К концу столетия численность населения оставалась практически на том же уровне. Все дома и дворы были деревянными. Крестьяне выращивали картофель, овес, в меньшей степени рожь. В конце XIX в. пахотная земля была разделена на 120 долей. Рядом с селом находились и предприятия — ткацко-краснльный и кирпичный заводы.

Согласно переписи 1926 г., в селе имелось 79 крестьянских и 47 прочих хозяйств, а население составляло 492 человека. В Гольянове располагались сельсовет, школа первой ступени, детский дом, меховая и ткацкая мастерские. В период коллективизации создается совхоз «Имени 10-летия Октября», специализировавшийся на свиноводстве. В 1930-е годы церковь была закрыта, а её помещение переоборудовали под макаронную фабрику. Богослужения в храме возобновились лишь в апреле 1990 г.

В состав Москвы Гольяново вошло в 1960 г., когда проложенная восточнее села Московская кольцевая автомобильная дорога определила новую границу города. Местность была распланирована, и на месте прежнего села появился район массовой жилой застройки с населением более 100 тыс. человек.

Черницыио

Рядом с Гольяновом находилась деревня Черницыио, чья история уходит в глубь веков. В XVI в. Алексеевскому девичьему монастырю принадлежала деревня Елнзарова-Черницына. Она располагалась в среднем течении речки Сосенки, по ее левому берегу севернее Стромынской дороги и западнее Хомутовского тракта. Судя по писцовой книге 1573 г., угодья, окружавшие деревню, состояли из почти 100 четей пашни и перелога. Землю здесь считали «худой», т.е. низкого качества. По берегам Сосенки ставили до 30 копен сена. Поблизости отмечен бор в 4 десятины. К сожалению, установить от кого монастырю досталось это владение, не представляется возможным.

В первой половине XVII в. цари приобрели к востоку от Москвы, в Васильцове стану ряд земель. К 1646 г. в числе последних оказалось и Черницыно с 7 крестьянскими дворами, приписанное к государеву селу Покровскому. С возникновением к востоку от деревни дворцового приселка Гольянова жители Черницыной вошли в приход гольяновской церкви Зосимы и Савватия.

В XVIII в. Черннцыной ведала Главная дворцовая канцелярия, а в XIX в. — Ведомство государственных имуществ. В конце XVIII в. эта деревня, обратившаяся в пустошь, числилась за селом Алексеевким на Яузе.

Император Павел I отдал пустошь Черницыну в командорственное держание митрополиту Платону, владевшему соседними Черкизовом и Колошином. При Александре I земли пустоши Черницыной были возвращены государству. Затем здесь образовалась деревня, которой владела жена статского советника Наталья Григорьевна Зайцева (урождённая Гейкинг), дочь погибшего в русско-турецкую войну подполковника Гейкинга и бывшая фрейлина великой княгини Александры Павловны. Отсюда известно и другое название поселения — «Натальин высёлок», но оно употреблялось реже. В 1807 г. владелица Черницьша отпускает здешних крестьян в «вольные хлебопашцы» — по данным 1811 г., таковых числилось 5 дворов с 14 душами мужского пола.

Местная легенда об образовании Черннцына была записана одним из земских статистиков в начале 1880-х годов: «Селение образовалось с 1808 г.; были выселены из села Гольянова. Родоначальник этой деревни Филипп Иванов был бурмистром (управляющим имением. — Авт.). Барин в благодарность за его службу предложил ему выкупиться со всей родней. Родни оказалось 11 душ; выкупились за 9 тыс. рублей ассигнациями. Таким образом, эта деревня состоит из родственников».

По-видимому, эта легенда близка к истине. Перевод в «вольные хлебопашцы» был замаскированным выкупом, осуществленным за очень большую сумму. Очевидно, что Филипп Иванов был предприимчивым человеком, который сумел скопить сбережения. Это неудивительно, если учесть тот факт, что среди жителей этой деревни в XIX в. было немало старообрядцев, которые славились своим трудолюбием и рачительностью. Здесь же в 1840-х годах действовала известная старообрядческая община, возглавляемая купцом и предпринимателем (владельцем воскобелильного предприятия) Дмитрием Андреевым. Отколовшийся от Преображенских староверов Феодосеевского беспоповского толка, он выступил за пересмотр одного из принципиальных положений бывших единоверцев — вопроса о браке.

В 1812 г. Черннцыно разграбили французы. «Разграблено неприятелем: хлеба ржи 150, овса 375, гречи 65 четвертей, сена 6500 пудов, соломы ржаной и яровой 130 овинов», — значилось в описи ущерба деревни.

Черннцыно росло медленно. По данным X ревизии (1857), в деревне числилось 7 дворов с 53 душами обоего пола. В 1869 г. здесь находилось 15 дворов, а к концу века — 17 дворов с 58 жителями. Процент грамотных был очень высоким — 46%, причем считать, читать и писать умело почти все мужское население деревни. Крестьяне занимались выращиванием картофеля и овса. К концу XIX в. они полностью выкупили у государства свои земли, которые поделили на 9 долей.

Экономический рост страны в эпоху капитализма и близость к огромному городу заметно отразились на истории деревни. Помимо кустарного производства здесь в 60-е годы XIX в. работала бумаготкацкая фабрика, а в 1880-е годы находились два небольших предприятия по выпуску тканевых одеял, принадлежавших богатым крестьянам Василию и Николаю Тюняевым.

В 1920-е годы Черннцыно входило в Разннскую волость Подмосковья, ближайшую к столице с востока. Здесь числилось 18 крестьянских хозяйств, а население состояло из 128 человек. При деревне отмечен кожзавод «Мосгико».

В состав Москвы деревня вошла в 1960 г. Её территория была вскоре застроена жилыми домами, а историческое имя поселения сохранилось лишь в названии небольшого Черницынского проезда.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».