Районы Москвы | Фили-Давыдково

Герб района Фили-ДавыдковоРайон Фили-Давыдково на карте Москвы

Фили-Давыдково — район в Москве. Расположен в Западном административном округе. Район занимает территорию в 850 гектаров, в нём насчитывается 30 улиц. Граница района Фили-Давыдково проходит: по оси Аминьевского шоссе, далее по осям: Рублёвского шоссе, Звенигородской улицы (включая жилые домовладения по чётной стороне Звенигородской улицы), проектируемого проезда № 1345, Большой Филёвской улицы и Минской улицы, оси полосы отвода Киевского направления Московской железной дороги (МЖД), оси русла реки Сетуни до Аминьевского шоссе.

История

Мазилово

Своё название этот район получил по двум старинным селениям: селу Фили, о котором уже говорилось в рассказе о районе Филёвский парк, и деревне Давыдково. Неподалеку от них находилась деревня Мазилово, судьба которой тесно переплелась с историей Филей и Кунцева. В сохранившихся источниках Мазилово впервые встречается в писцовой книге 1627 г., когда в числе «тянувших» к селу Фили деревень упоминается и деревня Мазилово из 6 крестьянских и 4 бобыльских дворов с 14 жителями.

Довольно крупные размеры поселения позволяют утверждать, что к тому моменту Мазилово насчитывало уже не один десяток лет своего существования. Документов о первоначальной истории Мазилова у нас нет, но имеются определенные указания, позволяющие приоткрыть завесу тайны. Известный историк С.Б. Веселовский в своём «Ономастиконе» - справочнике древнерусских имен, прозвищ и фамилий приводит случаи употребления фамилии Мазилов: «Степан Мазилов, сытник великого князя в Новгороде; Иван Гордиев Мазилов, подьячий, Новгород». Упоминание историком лиц с этой фамилией в связи с Новгородом заставляет выдвинуть предположение, что подмосковная деревня могла быть основана в конце XV в. выходцами из Новгорода, когда после присоединения этого города московский великий князь Иван III проводил политику выселения новгородцев в центральные районы страны.

Как и Фили, Мазилово в 1627 г. принадлежало Ирине Ивановне Мстиславской, инокине Вознесенского монастыря. После её смерти оно было отписано в дворцовое ведомство, и по данным 1646 г. здесь значилось 13 дворов, где проживало 25 крестьян. На протяжении свыше полувека деревня значилась дворцовым владением и в конце XVII в. здесь числился 31 житель.

В 1689 г. Пётр I жалует из Приказа Большого Дворца своему родному дяде, брату царицы Натальи Кирилловны, боярину Льву Кирилловичу Нарышкину село Фили вместе с деревней Мазилово. 11 июня того же года имение было утверждено за ним отказной книгой. Согласно этому документу в Мазилове в тот момент было 12 дворов, а центр владения - село Фили было лишь немногим крупнее и состояло из 17 дворов. Нарышкины владели деревней вплоть до реформы 1861 г.

На рубеже XVII-XVIII вв. Лев Кириллович Нарышкин активно обустраивает свою вотчину и, в частности, переносит крестьянские дворы из села Фили на большую Можайскую дорогу. Часть крестьян переселилась в Мазилово. Сюда же были выселены и крестьяне из двух небольших (каждая в два двора) деревушек Гусаревой и Ипской. В результате этого, по данным переписи 1704 г., в Мазилове числилось уже 20 дворов и 58 крестьян.

После Льва Кирилловича Нарышкина Мазиловом владели его дети - Александр и Иван Львовичи, а с 1760-х до 1820-х годов хозяевами деревни были сын Александра Львовича - Лев, а затем его внук Александр.

Сохранившиеся описания Мазилова за XVIII-XIX вв. позволяют проследить, как менялась численность населения в эти десятилетия. В первые годы XVIII в. часть крестьян была сдана в рекруты, а часть переведена Нарышкиными в дворовые люди, и в 1709 г. здесь значилось лишь 14 дворов и 42 человека. Только к 1721 г. число жителей возросло до 62 душ. К середине XVIII в. в деревне считалось 77 душ мужского пола. В 1774 г. тут имелось уже 168 душ (86 мужчин и 82 женщины).

Война 1812 г. самым непосредственным образом затронула деревню. Если в 1811 г. здесь проживало 129 крестьян, то в 1816 г. - 101. Ряд крестьян не вернулся из ополчения, многие были убиты неприятелем. В этих условиях А.Л. Нарышкину ничего не оставалось делать, как переселить в Мазилово 19 человек из своих шацкой и балашовской вотчин.

С середины 20-х годов XIX в. и до реформы 1861 г. Мазилово оставалось во владении Нарышкиных - сначала Кирилла Александровича, затем его сыновей Льва и Сергея. По данным середины XIX в., здесь значилось 40 дворов, где проживало 165 мужчин и 120 женщин. Накануне отмены крепостного нрава имение находилось на грани разорения. Значительные долги вынудили А.К. Нарышкина в 1851 г. заложить деревню в Московском опекунском совете, но и полученных денег не хватило на оплату всех долгов но векселям. Не лучшим было и положение крестьян. На душу приходилось всего чуть больше десятины земли, а приходилось платить оброк (9 рублей с души) и отрабатывать барщину на господском дворе и в саду.

В последующее время история Мазилова была типичной для большинства пригородных подмосковных селений. Благодаря живописности округи начинает развиваться дачный промысел, и основной доход жители деревни начинают получать от сдачи внаём домов на лето дачникам. Также они изготовляли клетки для птиц и доставляли глину на кирпичные заводы. Позднее здесь начинают селиться рабочие предприятий в Филях.

В 1920-е годы этот район включается в черту Москвы. Первые строители появились здесь в 1927 г., а уже к 1939 г. тут были возведены первые десятки домов, школы, культурно-бытовые учреждения. Но основное жилищное строительство развернулось в 1960-е годы, когда происходила массовая застройка нового микрорайона Фили - Мазилово.

Давыдково

Другой деревней, расположившейся на территории района, было Давыдково, тесно связанное своей судьбой с историей соседнего Волынского, о котором говорится в рассказе о районе Очаково-Матвеевское. Как и у большинства селений Западного округа, его история восходит к XIV в. Название деревни, очевидно, происходит от имени Давыд. Это имя носил сын основателя села Волынского - Дмитрия Михайловича Боброка Волынского. Родословцы сообщают, что на службу в Москву Дмитрий Михайлович выехал вместе с двумя уже взрослыми сыновьями - Борисом и Давыдом. При выезде на службу московские князья щедро награждали землями своих новых слуг. Очевидно, последний получил имение неподалёку от своего отца, и основанное им селение стало называться по его имени.

Позднее судьба деревни была неотделима от истории Волынского. Вместе с Волынским Давыдково входило в конце XVI в. в состав царских владений, затем стало собственностью окольничего Андрея Петровича Клешнина, а в начале XVII в. попадает в руки князей Лобановых-Ростовских. Позже её хозяйкой становится Ирина Никитична Годунова, затем деревня достается касимовским царевичам, от которых в начале XVIII в. переходит к Долгоруковым, а от них Шереметевым.

Как и Волынское, Давыдково сравнительно рано - уже в середине XIX в. - становится дачным местом. В 40-е годы XIX в. здесь на даче жил известный историк и общественный деятель Т.Н. Грановский, в 1862 г. - поэт А.Н. Плещеев, в 1865 г. - писатель А.Ф. Писемский. В 1877 г. в окрестностях Давыдкова пишет свои этюды художник И.Н. Крамской. Бывал здесь композитор М.А. Балакирев.

Но более всего Давыдково было известно тем, что на его территории располагалась знаменитая «ближняя» дача Сталина. Участок леса, в котором она находится, занимает около десяти гектаров. По свидетельству дочери Сталина Светланы Аллилуевой, она была задумана после 1932 г., когда покончила самоубийством жена Сталина Н.С. Аллилуева. Здесь Сталин провёл последние двадцать лет своей жизни.

Дом построил архитектор Мартин Иванович Мержанов в 1934 г. как современную по тем временам лёгкую одноэтажную дачу. Позднее дом неоднократно перестраивался по плану самого Сталина: то ему не хватало солнца, то нужна была тенистая терраса, то пристраивали второй этаж (1940), который никто не занимал, хотя он предназначался для членов семьи вождя. Уже после войны, в 1949 г. к зданию был пристроен большой зал, где принимали впоследствии китайскую делегацию во главе с Мао Цзэдуном.

В последние годы жизни Сталин бывал здесь практически ежедневно, приезжая ночевать из своей кремлёвской резиденции. Сюда к нему съезжались члены Политбюро, видные руководители партии и государства. Маршал Г.К. Жуков позднее вспоминал, что «многие политические, военные и общегосударственные вопросы обсуждались не на официальных заседаниях Политбюро ЦК и Секретариате, а вечером за обедом на квартире (в Кремле. - Авт.) или на даче Сталина, где обычно присутствовали наиболее близкие к нему члены Политбюро, среди которых были В.М. Молотов, Л.П. Берия, Г.М. Маленков, А.А. Жданов, А.И. Микоян и К.Е. Ворошилов. Тут же за обедом Сталиным давались поручения членам Политбюро или министрам, которые приглашались по вопросам, находившимся в их ведении».

Сталин всегда жил в одной из комнат первого этажа. Обстановка была весьма скромной - диван, на котором он спал, а из атрибутов роскоши и комфорта лишь большой мягкий ковёр и камин. Второй этаж дачи хозяин посещал редко. Там имелись две большие светлые комнаты. Первая из них служила гостиной и приемной, вторая спальней. В этих комнатах в августе 1942 г. останавливался английский премьер-министр У. Черчилль, когда в разгар Великой Отечественной войны прибыл в первый раз в Москву. В своих мемуарах он называет эту резиденцию государственной дачей № 7 и вспоминает о своём пребывании здесь с удовольствием.

В Давыдкове Сталин и скончался 5 марта 1953 г. Здесь же, в первые часы после его кончины, собралась верхушка советского руководства, решавшая вопросы распределения власти после смерти вождя. В первое время после смерти Сталина здесь планировалось открыть его музей, наподобие того, что был в Горках Ленинских, но в 1956 г. последовал знаменитый XX съезд партии, на котором выступил Н.С. Хрущёв со своим докладом о культе личности, после которого идея музея Сталина уже не могла прийти кому-либо в голову. Некоторое время здание стояло пустым и заброшенным, а позднее в нём была устроена одна из закрытых кремлёвских больниц для сотрудников ЦК КПСС.

В 1960 г. Давыдково входит в черту столицы, а в 1966 г. по проекту архитекторов В.Г. Гельфрейха и А.В. Афанасьева оно начинает застраиваться многоэтажными жилыми корпусами. При этом старые деревенские постройки вместе с садами были уничтожены и ушли в прошлое. О прежней деревне напоминает лишь Давыдковская улица.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».