Районы Москвы | Проспект Вернадского

Герб района Проспект ВернадскогоРайон Проспект Вернадского на карте Москвы

Проспект Вернадского — район в Москве. Расположен в Западном административном округе. Район занимает территорию в 462 гектара, в нём насчитывается 8 улиц. Граница района Проспект Вернадского проходит: по оси Ленинского проспекта, далее по оси русла реки Самородинки и оси её прудов, осям: Мичуринского проспекта, улицы Лобачевского, северным границам домовладений №№ 92 и 92 (к. 3, 5, 6 и 4) по улице Лобачевского и домовладения № 85 по улице Удальцова, осям: улицы Удальцова, улицы Раменки, оси русла реки Раменки, осям: проспекта Вернадского, улицы Кравченко до Ленинского проспекта.

История

История этого района, хотя и уходит своими корнями в XIV в., всё же не богата историческими событиями. В древности здесь находилась деревня Селятино, принадлежавшая московским митрополитам и «тянувшая» к селу Троицкому-Голенищеву. Старинная грамота объясняет происхождение этого названия: здесь жил в XIV в. митрополичий «коровник» по имени Селята, от которого и произошло название этого селения. Вскоре здесь была поставлена церковь, и Селятино стало селом.

Основной магистралью округа являлась большая Можайская дорога. Но от Москвы шли и другие пути, одним из которых была Калужская дорога. В районе Селятина от неё отделялась Боровская дорога, которая вела к городу Боровску, центру удела серпуховских князей.

По нашим сегодняшним понятиям, торговые дороги и удобные пути сообщения являются большим благом и удобством. Однако в древности на это смотрели иначе. Для жителей придорожных сёл особенно разорительными были проходы татарских послов, ездивших в сопровождении многочисленной вооруженной охраны. Не менее тяжким бременем для придорожных обитателей были частые проезды княжеских гонцов и ратных людей. По обычаям того времени, гонцы имели право требовать лошадей и корм для них задаром только «ради воинских вестей», а в остальных случаях должны были покупать припасы «ценою», т.е. по добровольному соглашению. Но это правило постоянно нарушалось, и крестьяне жаловались в челобитных, что гонцы и ратные люди берут корм не ценой, а «сильно», травят и вытаптывают посевы и покосы, обжигают «хоромы», т.е. употребляют на топливо «нутро избяное».

Не менее серьёзной опасностью в древности являлись разбои и грабежи торговых людей на больших дорогах. Иван Калита в XIV в. старался искоренить это явление, за что летописец воздает ему похвалу, но ещё долго после этого грабежи на дорогах были постоянным бичом, причём не столько для купцов, сколько для окрестных жителей.

По тогдашним законам ограбленный купец обращался к князю. На место происшествия выезжала особая комиссия, которая начинала искать следы, оставленные преступниками. Если след приводил к ближайшей деревне, считалось, что её жители могли участвовать в ограблении или укрывать разбойников. Разбирательство было коротким — крестьяне должны были возместить пострадавшему всю сумму ущерба. Если они были невиновными, то им было необходимо «отвести след», т.е. указать комиссии, куда преступники скрылись. Комиссия шла по следам всё дальше и дальше, пока не находила виновных в разбое или же крестьяне одной из следующих деревень не могли «отвести след» от себя. «Оказавшиеся крайними» жители этой деревни обязаны были оплатить торговцу все убытки. Следствие заходило в тупик лишь в одном случае — когда следы разбойников терялись на большой дороге. В этом случае следователи разводили руками, а купец лишался последней надежды на возмещение ущерба. Не случайно даже до нашего времени дошла поговорка «разбойник с большой дороги».

Расположенное близ перекрестка двух больших дорог Селятино страдало и во время многочисленных военных действий. Неудивительно, что к концу XVI в. сведения о нём исчезают из документов.

Новое поселение возникает здесь лишь во второй половине XVII в., когда после моровой язвы 1655 г., истребившей жителей многих окрестных сел, тут были поселены белорусы, прибывшие из вновь присоединенных к стране городов. Его назвали деревней Никольское.

История её была достаточно обычной: она входила в состав владений патриарха, затем стала государственной собственностью. В начале XX в. здесь проживало около 600 человек. Из значимых событий деревенской жизни этого времени можно, пожалуй, только отметить возведение здесь Никольской церкви. Но и храм простоял здесь недолго — в 1930-е годы он был разрушен.

Как ни странно, но дальнейшая судьба этого района была связана опять-таки с развитием дорог. По плану реконструкции и развития Москвы 1935 г. территория столицы должна была быть прорезана широкими магистралями, отходившими от проектировавшегося на месте снесённого храма Христа Спасителя грандиозного здания Дворца Советов. Из центра города от него через Лужники должны были идти две широкие магистрали, которые носили у проектировщиков условные названия «Восточный луч» и «Западный луч».

Реализации этих планов помешала война — как известно, Дворец Советов так и не был никогда построен, а на месте его котлована впоследствии четверть века располагался бассейн «Москва». Но всё же частично проект прокладки дорог был осуществлен. «Восточный луч» получил название Проспекта Вернадского, а «Западный» — Мичуринского проспекта.

Проспект Вернадского получил своё название от Владимира Ивановича Вернадского (1863—1945), выдающегося ученого-минералога, общественного деятеля и философа. В историю науки он вошёл как создатель учения о биосфере и основатель новой научной дисциплины — геохимии.

Первые жилые дома на этой территории появились в 1960-х годах, когда здесь начинает разворачиваться массовое жилищное строительство. А к 1972 г. полностью завершилась прокладка всей трассы проспекта Вернадского. Через год здесь появилась одноимённая станция метрополитена. Эти два события положили начало бурному освоению этого района, который стал одним из наиболее престижных мест столицы.

По материалам книги Аверьянова К.А. «История московских районов».